Мужской журнал XXL. Rambler's Top100 Sky-surf

Не упустите свой шанс увидеть Небо!

Что надо человеку сегодня, чтобы выйти в другое измерение? Может быть просто научиться летать! Желание и некоторое количество денег - вот и все, что для этого требуется. Причем разнообразие возможностей здесь просто поражает. Самое простое - это прыгнуть «с дубом» - на круглом малоуправляемом парашюте с самолета АН-2 с высоты 1000 метров. Платишь деньги - и вперед! Сомнительное удовольствие, так как вы в буквальном смысле привязаны к длинной веревке, которая через метров 10 вашего падения принудительно раскрывает парашют и все остальное время приходится болтаться сидя как на «унитазе» в парашютной обвязке, надеясь что ветер не вынесет вас ни на деревья, ни на линии электро передач. Следующее «удовольствие» более продвинуто и позволяет любому человеку с мало-мальски нормальной психикой не вникая во все сложности предпрыжковой подготовки приехать и тут же совершить прыжок с высоты 3500 м, пролетев в свободном падении около 1 минуты до высоты 1000 метров, а после еще попарить под парашютом-крылом, мягко приземлившись на землю. Все это называется «тандем». Клиент спиной пристегивается к инструктору, отдавая ему весь свой возможный страх, оставляя себе только наслаждение полетом. Тут же есть возможность заснять себя во всех ракрусах фото и видео. Для продвинутых дальше существует курс AFF, на протяжении которого с «клиентом» работают два профи гида, с которыми он совершает 10 прыжков сразу с высоты 3500 метров и из новичка превращается в спортсмена.
А что же дальше? Дальше, когда человек получает допуск к самостоятельным прыжкам и как клиент он полностью теряет к себе интерес - делай что хочешь! Дальше открываются еще большие возможности. Прыжки на точность приземления, «классика» - выполнение в свободном падении на скорость ряд обязательных элементов, «скай-серф» - парение на доске, где у России в мире хоть и молодые, но все же прочные позиции - призовые места в чемпионатах мира, 5-е место в мировом рейтинге «профи», групповая акробатика - где Россия является признанным лидером, а последний рекорд Книги Рекордов Гиннеса прошлого года, когда в небе собрались сразу 300 спортсменов, происходил на Черном море в районе Анапы. Есть еще фри-стайл, когда спортсмен вытворяет бог знает какие пируэты в свободном падении, традиционные прыжки на Северный полюс. Которые обычно проводят в апреле, купольная акробатика, столь часто используемая на праздничных открытиях и закрытиях олимпиад, днях города в Москве и еще многое, что в целом на Западе носит имя "скай-дайв".
Еще со времен Икара человек устремляется в небо в своем непреодолимом желании летать. Именно здесь и приходит на помощь парашютный спорт, или попросту "скай-дайв" - наиболее впечатляющее, эмоциональное и захватывающее действие, которое я когда-либо испытывал за всю свою жизнь. Первое время это был только ужас. Он проникал повсюду внутри, обволакивая душу, доходя даже до боли, до коликов в животе, когда его невольно сводит судорогой. Ноги становились "ватными" и просто хотелось спрятаться куда-либо, чтобы этот кошмар поскорее кончился. Небо не раскрывает свои тайны просто так. Однако невольно вымучиваешь улыбку, отвечая на радостные взгляды и смех друзей, сидящих вокруг и беззаботно болтающих ногами над трех километровым пространством внизу от обреза рампы вертолета. "О боже, неужели ко всему этому можно привыкнуть и это вообще может нравиться?"
Аэродром "Волосово" под городом Чехов - час езды на машине и Небо лежит у Ваших ног, становясь ближайшей реальностью. Вот что могут поведать обитатели здешних мест, каждый из которых когда-то делал свой первый прыжок.
"Шаги к открытой двери, когда вы неумолимо приближаетесь к заветной цели за секунду до прыжка, приходится преодолевать как перед "Страшным судом", почти что на автопилоте, понимая, что перед Небом равны все. Инструктор улыбается, внимательно вглядываясь в твои полные ужаса глаза. За секунду до прыжка в бездну я помню ощущение огромного внутреннего напряжения, граничащего с насилием и неизбежностью. Но если не выпрыгнуть сразу, успокаивая себя словом "потом", что на практике значит - "никогда", то страх превращается в характерный синдром, пробиться сквозь который почти невозможно. Итак внутри все сжато и слышен какой-то внутренний оглушающий крик "А-а-а!" в момент прыжка. Разумное сознание покидает на несколько секунд, взгляд приобретает так называемый "ближний фокус", ничего не различая вокруг и не фокусируясь ни на чем, положение тела в пространстве не контролируется, память отключается, ощущение хода времени деформируется. Чувство прострации прерывает рывок открывающегося парашюта с характерным грохотом - и вы оказываетесь уже по эту сторону черты с переполненным от счастья сердцем и рвущейся наружу улыбкой и даже смехом. Я не видел ни одного, кто бы после прыжков не улыбался. Ощущение радости и какого-то детства переполняет через край и, видимо, делает человека чуть-чуть добрее."
Постепенно, через несколько десятков прыжков, ужас проходит, уступая место высокой внутренней собранности и ответственности, наряду с "улетным" чувством свободного падения с 3500 м до 1000 м со скоростью 50 метров в секунду, которое длится одну минуту и постепенно заполняет всего человека, начиная ему сниться, и уже никуда не отпускает, придавая новое, доселе неведомое ощущение и уверенность, что люди могут летать! Видимо частичка душу остается на небе и тело постоянно стремится к ней на встречу при любой возможности.
Вот что говорят об этом знающие люди:
"Выпрыгивая из вертолета вниз ногами, сначала можно немного посидеть "на унитазе", забросив руки подальше назад за спину для противовеса. Стоит только резко выпрямиться, запрокинув голову назад и идет переход через пируэт в два-три сальто подряд прогнувшись, а потом еще есть время на "птичку - ласточку" - парение на животе с выпрямленной вниз одной ногой. Очень интересно просто встать на ноги в полете, расставив руки широко в стороны. Скорость резко возрастает до 70 метров в секунду и более (300 км в час - почти что «Формула 1»), от чего очки на глазах да и все тело начинает вибрировать. Небольшое движение руки или корпуса, и в дополнение приобретается вращение: правый или левый винт, который опять легко можно перевести в серию пируэтов и сальт. Все это называется воздушным балетом - «фри-стайл»."
Оказывается люди могут летать вдвоем, втроем, строя в воздухе множество фигур и внутренне хохоча от того, как ветер на скорости трепещет и раздувает щеки окружающих. Кажущаяся легкость взаимных передвижений отрабатывается долгими "хороводами" на земле, имитируя каждое предстоящее движение, доводя его до автоматизма.
Разговор продолжает опытный инструктор, для которого это работа, а значит прежде всего - безопасность.
"Высота раскрытия парашюта 1000 метров. Видно, как впереди идущий уже раскрыл купол и проносится мимо, взмывая вверх. Пора самому "спасаться" и открывать парашют. Из-под парашютного ранца выдергивается специальная "медуза" - маленький парашютик, который в свою очередь вытаскивает основной купол. И если вы не экспериментировали, укладывая его наспех "по-новому", а проделывали это заботливо, стоя на коленях и тщательно выдувая из плотной ткани воздух, обнимая его, как любимую женщину, то все будет хорошо и еще есть время позабавиться, выписывая штопоры, пируэты и галсы в пространстве. "На всякий пожарный" - есть запасной парашют, воспользовавшись которым при необходимости можно спасти себе жизнь, если с основным куполом какие-то проблемы. Бывает, что нераскрытое полотнище раскручивает и вращает вас так, что не просто даже дотянуться рукой до кольца, которое его отцепляет. Приходится хвататься за комбинезон и перебирать руками по телу, дотягиваясь до спасительного кольца. Тело летит по горизонтали как камень, выпущенный из пращи. Вторым рывком руки открывается запасной парашют, в момент чего каждый человек, видимо, задумывается о чем-то важном в своей жизни. Вообще, что бы ни произошло, даже если вы потеряли сознание, ваше тело всегда приземлится плавно, если у вас в парашюте есть специальный приборчик, так называемый "Сайпрас", который на высоте 300 метров, измеряя скорость падения, отстреливает основной парашют и открывает "запаску".
Особо эффектно выглядит приземление, когда за 100 метров до земли делается резкий разворот против ветра и тело со свистом разгоняется как бы по окружности, переводя вертикальную скорость в горизонтальную, которую гасят, выбирая клеванты строп управления до отказа вниз, ловя так называемую "подушку". На мгновение тело замирает в воздухе и вы соскакиваете на землю, как с подножки трамвая, продолжая некоторое время движение по инерции пешком по земле под еще расправленным парашютом. Однако все это требует особого опыта и вообще то чревато переломом ноги, позвоночника или просто летальным исходом, когда не хватает каких-то 20-30 см по вертикали и может размазать по земле. Неопытных "студентов" подстерегает еще опасность приземления на лес, где они, ломая деревья, надолго зависают в ожидании, когда же их от туда снимут. Но что удивительно, все это - боль и грусть утраты - постепенно проходит и опять хочется в небо. А "студента" после "подвига Мересьева" хоть и колотит мелкой дрожью от страха, но он упрямо твердит сквозь зубы: "Все равно буду летать!"
Особого внутреннего напряжения, концентрации и даже какой-то дерзости требует так называемый "скай-серф" - последний писк мировой парашютной моды - парение со скоростью более 200 км в час стоя на легчайшей 200 - 300 граммовой монолыже, которая однако должна быть черезвычайно прочной, чтобы избежать паразитных вибраций. Размер ее начинается от полутора метров, ширина 30 см, а концы слегка загнуты и должны быть упругими для лучшей аэродинамики. Стабилизируют полет расставленные в стороны руки, одетые в "лягушачьи" перчатки с перепонками, а так же рукава летного непроницаемого костюма с прорезями, чтобы воздушный поток, наполняя их, поддерживал спортсмена, ведя его "под руки". При этом все тело остается в затенении. В общем то не густо.
Крепления похожи на детские лыжные "под валенки". Несмотря на то, что лыжа достаточно плотно сидит на ноге, вся конструкция отстегивается одним движением руки, выдергивающей тросик отцепки, которым крепления зачекованы на пятках. Они раскрываются и освобождающуюся доску мгновенно срывает с ног.
Здесь нашу беседу продолжает Валерий Розов. Одним из первых начав осваивать "скай-серф" в России, его уже сегодня широко знают во всем мире - пятое место в мировом рейтинге среди профессионалов, приглашая принять участие в этапах Кубка мира по "скай-серфу", наравне с мировой элитой. Со временем, быть может, его признают одним из основателей "Русского стиля", а пока каждые выходные он бросает все и мчится на аэродром, чтобы еще раз максимально четко отработать свой прыжок.
Как же у него проходило постижение азов скай-серфа?
"В плане обучения это менее эмоционально, но более сложно технически. Посторонний предмет на ногах требует более четкого положения тела в пространстве в момент открытия парашюта, большей аккуратности при передвижении и взаимной работе с оператором, когда можно просто въехать в него на скорости, ударить и даже покалечить. Мне понадобилось сделать 100 - 150 прыжков, прежде чем я почувствовал уверенность, что выполняя сложный элемент с высокой скоростью, смогу из него гарантировано выбраться и избежать неконтролируемого падения."
Первоначально доску приходится заменить маленькой "дощечкой", которую в полете долго приходится объезживать, как дикую строптивую лошадь. Она то поддается наезднику, то сбрасывает его с себя, а то просто посылает в "накаут" так называемым "вертолетом", выбраться из которого по началу ой как не просто. Вися вниз головой, тело начинает вращаться вокруг своей оси с бешеной скоростью, а доска успешно играет роль пропеллера. Пять - шесть секунд неконтролируемого вращения - и перед глазами начинают плыть "зайчики" - это верный знак того, что еще через 2-3 секунды отключающееся сознание может унестись в небытие. Благо есть простой выход - доску можно отстегнуть одним движением, дернув за специальный спасительный шнур, как в старой сказке: "Дерни за веревочку, дитя мое, дверь и откроется!"
Мастерство в "скай-серфе" накапливается по крупицам, постепенно осваивая все новые сложные элементы: сальто вперед, назад, арабское, с пируэтом; движение по горизонтали; "вертолетик" - вращение вниз головой с плотно прижатыми руками; вращение сидя на доске; вращение лежа на потоке. Все это требует огромной работы и высокого самообладания. А как же до всего этого можно дойти?
"Поначалу мне приходилось до всего доходить самому и только потом, достав какие-то новые видео съемки и съездив на несколько соревнований, удалось значительно расширить кругозор.
Веса самой доски не чувствуется, а только ее аэродинамика, причем малейший перекос сразу приводит к какому-то движению, вращению, перевороту. Со временем играя доской, я почувствовал, как ее возможности можно использовать для изменения положения тела. Однако однозначно трудно сказать на сколько какие-то движения задаются именно доской, какие - корпусом и руками. Элемент начинает хорошо получаться только лишь когда ты вообще перестаешь думать о том, как ты его делаешь, оставляя все это в комплексе на уровне своего подсознания, ведь вы же не задумываетесь над тем, как вы ходите, однако сделать первые шаги всегда не просто.
Любое вращение в полете происходит с молниеносным ускорением и доходит до 2 оборотов в секунду в полуприсяде, одного в секунду при сальто, а в "вертолетике" вообще до 3-4 оборотов в секунду, так что упустив самоконтроль в многократном сальто или сложном вращении, очень не просто остановиться. Чувство ускорения при вращении ощущается всем телом даже на контролируемых упражнениях, как будто тебя растаскивает и размазывает по горизонту, который просто сливается в одну линию и ты оказываешься порой не в состоянии удержать ноги согнутыми в полу-присяди."
Со временем положение нормализуется, но еще долго воображение в игре аналогий пытается представить, что вы просто стоите на тоненькой неустойчивой дощечке на земле, которая "ходит под вами ходуном", на плечах сидит кто-то тяжелый и приходится то приседать, то подниматься, сохраняя при этом равновесие. Переходя от доски к доске, постепенно наращивая ее по 20 см, когда ты уже многое умеешь, приходится начинать заново с большим размером."
Высоту определяют по высотомеру, а как же приходится ориентироваться в пространстве?
"Основной ориентир - это конечно земля. И хотя движение может быть сразу в трех плоскостях - сальто с пируэтом и одновременным вращением параллельно горизонту, - земля остается единственной точкой отсчета, к чему можно хоть как то "привязаться". Если при исполнении какого-то сложного элемента попадаешь в густое облака, то вообще не удается из этого элемента нормально выйти. Ты перестаешь понимать где у тебя что, никаких точек ориентиров, а направление силы тяжести как таковой не чувствуется. Так и болтает из стороны в сторону, пока не вылетишь из облака и не поймаешь взглядом землю."
Весь мир "скай-серфа", а это главным образом швейцарцы, французы и американцы, живет и тренируется в Америке в штате Аризона в небольшом городке Алой, где круглый год идеальная погода. Аэродинамические трубы тут не используются, так как скорости большие, а ее диаметр не велик и запросто можно вылететь из нее и травмироваться. В России пока приходится "вариться в собственном соку", многократно заучивая новый элемент на земле и судить об его исполнении и ошибках только по видеозаписи прыжка.
"Вообще то я уже не живу там в небе, я там просто работаю - продолжает Валерий. Сегодня я использую уже два парашюта - в то время, как я совершаю прыжок с одним, другой доверенные мне люди укладывают на земле. При таком способе удается сделать в день по 13-14 прыжков - это уже не шутка. Небо - это мой стадион, где я тренируюсь, где порой просто приходится "пахать", а эмоции уходят на второй план и я уже не задумываюсь о многокилометровой глубине под ногами, обращая свое внимание только на выполнение прыжка, перед которым надо полностью собраться и сконцентрироваться и за ту минуту, что падаешь, его надо отработать максимально четко. Прыжок выжимает тебя полностью.
Интересно смотрятся парные прыжки на досках. В будущем они может быть приведут к каким-то формациям на "скай-серфе", ну а пока это желание просто приятно расслабиться и отвлечься, полетать в свое удовольствие, а не думать о жестком и насыщенном плане прыжка, когда ничего вокруг не воспринимается, а работа идет только по линии я - земля, я - оператор."
Однако, все это не приобрело бы такой широкий размах, если бы не люди, научившиеся в полете еще и снимать кино! Благодаря этому стали возможны даже чемпионаты мира по "скай-серфу", а так же так называемый "Pro-Tour" - 5 соревнований в год, которые по аналогии с теннисом составляют Кубок мира среди профессионалов. Являясь полностью коммерческими, они широко транслируются во всем мире, привлекая всеобщее внимание. Право на трансляцию в более ста стран мира принадлежит американскому каналу ESPN-2, причем заранее на весь год вперед известна сетка трансляции по этому каналу, а так же по каналу Евроспорта. При этом, каждому спортсмену основных соревнований гарантировано определенное время, которое он будет мелькать на телеэкране в зависимости от общей квалификации.
Все фигуры и движения, а их около 30, которые можно сделать в "скай-серфе", описаны и запротоколированы как наилучшее с точки зрение судей положение тела. Судейство ведется по видеозаписи, сделанной оператором, который падает параллельно спортсмену и снимает его. За выполнение каждого элемента присуждаются определенные баллы. По сумме трех попыток спортсмен получает свое количество баллов и рейтинговое место.
На соревнованиях за прыжки выставляется две судейских оценки. Одна за технику и сложность исполнения, а другая за артистизм - как все преподнесено на видеозаписи и тут роль оператора переоценить нельзя.
Работа видео оператора в "скай-серфе", это - как обратная сторона луны - практически не видна непосвященному взгляду. Лишь по динамичности взаимных передвижений, большая часть которых приходится на долю оператора, можно судить, какой это непростой труд.
Разговор продолжает профессиональный видеооператор Андрей Веселов, который умудряется работать в воздухе так, как порой и на земле то некоторые снимать не могут.
Мой костюм напоминает пожалуй пришельца из другой планеты. У меня есть пара крыльев на руках и ногах. На голове плотно облегающий шлем, к которому крепится видео- или кинокамера, а так же фотоаппарат, затвор которого спускается "элегантным" движением щеки. Специальные ветрозащитные очки, на которых нарисован черный прямоугольник, своеобразный экран, с прицельной точкой в центре. Взгляд надо постоянно удерживать через эту точку на объекте съемки, стараясь мысленно ухватиться и удерживаться на нем, при этом мое тело может вытворять совершенно невообразимые пируэты, вращение и развороты, порой просто, как говорят "вставать на кола", двигаясь в пространстве вниз головой. Этим я пытаюсь создать на экране эффект динамично "живой" картинки, ведь в полете нет заднего плана, а спортсмен и оператор летят параллельно, что иногда приводит зрителя к ощущению "псевдо статичности". Вот когда это все происходит на пример в горах, совмещая воедино в одном кадре величественную красоту природы и масштабность различных горных массивов с перепадом высоты по вертикали до 2-х - 3-х км и перспективой обзора в несколько десятков или сотню км с экстремальной динамичностью парашютного спорта, где присутствие заднего плана дополнительно подчеркивает впечатляющий масштаб скорости, создавая динамическое напряжение сюжета, с присущим риску "нервом", заставляя моего зрителя сопереживать.
Программы в скай-серфе разрабатываются сообща, из соображения, что может показать спортсмен и как это может заснять оператор. Это различные ракурсы и взаимодействия, когда оператор снимает сам лежа на спине или даже делает сальто, что приводит к перевороту видимой картинки или просто к ее красивому "улету" и порой трудно определить как все это было снято на самом деле. Некоторые элементы работаются непосредственно на камеру. .
А как проходит взаимное общение в воздухе?
В прыжках вместе с оператором присутствует еще элемент взаимодействия, так как лыжа очень сложна для съемки. В зависимости от фигуры, которую выполняешь, скорость падения по вертикали сильно меняется и оператор должен знать что и в какой последовательности идет, чтобы вовремя "вспухнуть", немного сгорбившись и распластав крылатые руки, взмывая вверх или наоборот "приспуститься" вниз прогнувшись в глубоком пике чтобы не упустить спортсмена из кадра. Выпрямляя ноги, которые зашиты как бы "в клеш", получается достаточно быстрое ускорение по горизонту. Поэтому все содержание прыжка от начала до конца и в какой последовательности продумываешь заранее, проигрывая во время самого прыжка как по нотам.
Скорость падения нельзя ни замедлить, ни приостановить. Другое дело самому просматривать записи в замедленном темпе, сидя в удобном кресле, или просто показывать их друзьям. Все они говорят, что мы все ненормальные и немного "ку-ку", однако по тому, как загораются их глаза, когда они видят, что можно вытворять в поднебесье, все же можно надеяться, что все это не напрасно. Сочетание эстетики и динамизма полета вполне достойно для серьезного кино, или по крайней мере для музыкальных видео клипов или рекламы, дополняя музыку и преподнося рекламируемый объект еще более неожиданно ярко и захватывающе.
Внизу у земли пасмурно и вот-вот пойдет дождь или снег, а там высоко в небе совсем все по-другому. Убаюканный шумом мотора, я с восхищением смотрю, как вертолет пробивая кромку облаков, взмывает в ослепительных лучах солнца над бескрайним белым океаном, где замысловатые фигуры и даже замки воздушных гигантов, между которыми видна летящая объемная тень от вертолета с ореолом радужного гало вокруг - так называемые "Борелевский призрак". Шаг в бездну, и вот уже холодный поток воздуха обжигает мое лицо. Краем глаза я успеваю увидеть корпус вертолета и моего друга, выскакивающего за мной следом на доске и вытворяющего чудеса акробатики "скай-серфа", вместе с оператором, который с поднятыми вверх крыльями рук похож на хищную птицу, то кружащуюся вокруг, то набрасывающуюся со всех сторон на свою "жертву".
Прыжок над сплошной облачностью - дело совсем "потустороннее". В свободном полете удается увидеть собственную тень все с тем же призрачным ореолом вокруг, которая неумолимо мчится ко мне на встречу и, осознавая, что эта встреча неизбежна, я ловлю себя на мысли, что на земле подобное кончаются плачевно, от чего невольно бегут мурашки по спине. Тем временем, пробивая сначала верхнюю разреженную облачность, когда тень то исчезает, то появляется передо мной вновь, я со всего размаха врезаюсь в сплошную пелену, где концентрация дождя и снега так высока, что капли хлещут по щекам, как ревнивая жена неверного мужа, и наконец оказываюсь под облаками в серой хмари с ощущением, что за несколько мгновений проделал путь из радужного Рая в Царство Тьмы и Теней. Земля стремительно несется навстречу, подставляя свои смертельные объятия, подчеркивая впечатляющую скорость падения над притаившимся внизу небольшим облаком. "Все-таки надо остаться в живых", - подумал я и быстрым точным движением руки открыл парашют - "..что ж, и боги спускались на землю!"
"О Солнце!....
Каждый день, ухватившись за цепь лучей твоих, карабкаюсь я в небо.
Каждый вечер срываюсь и падаю в пасть заката."
Сергей Есенин